Выберите марку и модель телефона
Каталог Статьи

Триумф либерализма в 19 веке. Часть 1.

22.04.2021    VladimirMarxist

В Западной Европе и Северной Америке либеральные принципы испытали лучшую судьбу. К 1871 году в Великобритании действовала двухпартийная парламентская система. В течение пятидесяти лет либералы и консерваторы регулярно сменяли друг друга у власти. В стране господствовал правящий класс, состоящий из коалиции аристократических землевладельцев, часто вовлеченных в промышленную и финансовую деятельность, и бизнесменов.

Законы о реформе 1867 и 1884 годов значительно расширили число взрослых мужчин, которые могли голосовать, и к концу Первой мировой войны все мужчины старше двадцати одного года и женщины старше тридцати имели право голоса.

Рост профсоюзов и появление в 1900 году Лейбористской партии, которая посвятила себя интересам рабочих, оказали давление на либералов, которые понимали, что им придется инициировать программу социального обеспечения или потерять поддержку рабочих. Поэтому они решили провести ряд социальных реформ. Закон о национальном страховании 1911 года предусматривал выплаты работникам в случае болезни или безработицы за счет обязательных взносов рабочих, работодателей и государства. Дополнительное законодательство предусматривало небольшую пенсию для тех, кому за семьдесят, и компенсацию для тех, кто пострадал в результате несчастных случаев на работе.

Аналогичный процесс происходил во Франции, где свержение Второй империи Наполеона III в 1870 году привело к созданию республиканской формы правления.

Однако Франции не удалось создать сильную парламентскую систему по британской двухпартийной модели, поскольку существование дюжины политических партий вынуждало премьер-министра зависеть от коалиции партий, чтобы остаться у власти. Третья республика была печально известна сменой правительства.

Между 1875 и 1914 годами произошло не менее пятидесяти изменений в составе кабинета; за тот же период у британцев их было одиннадцать. Тем не менее, умеренность правительства постепенно поощряла все большую поддержку среднего класса и крестьян, и к 1914 году Третья республика завоевала лояльность большинства французов.

К 1870 году Италия превратилась в территориально единое государство с претензиями на статус великой державы. Ее внутренние слабости, однако, придавали этому утверждению особенно пустое звучание. Секционные различия — бедный юг и индустриализирующийся север — ослабляли любое чувство общности. Хронические противоречия между трудом и промышленностью подрывали социальную ткань. Итальянское правительство не смогло эффективно справиться с этими проблемами из-за обширной коррупции среди правительственных чиновников и отсутствия стабильности, создаваемой постоянно меняющимися правительственными коалициями. За рубежом притязания Италии на статус великой державы оказались столь же пустыми, когда Италия стала первой европейской державой, проигравшей войну африканскому государству, Эфиопии, унижение, которое позже привело к дорогостоящей (но успешной) попытке компенсировать это завоеванием Ливии в 1911 и 1912 годах.

Соединенные Штаты и Канада.

Между 1860 годом и Первой мировой войной Соединенные Штаты совершили переход от аграрного к мощному индустриальному государству.

В 1900 году американская тяжелая промышленность не имела себе равных. В тот год только сталелитейная компания Карнеги произвела больше стали, чем вся сталелитейная промышленность Великобритании. Индустриализация также привела к урбанизации. В то время как устоявшиеся города, такие как Нью-Йорк, Филадельфия и Бостон, росли еще больше, другие города среднего размера, такие как Питтсбург, росли не по дням, а по часам из-за индустриализации.

Если в 1860 году в городах проживало 20% американцев, то в 1900 году-более 40%.

К 1900 году Соединенные Штаты стали самой богатой страной в мире и величайшей промышленной державой. Однако оставались серьезные вопросы о качестве жизни. В 1890 году самые богатые 9 процентов американцев владели невероятным 71 процентом всего богатства. Трудовые волнения из-за небезопасных условий труда, строгой трудовой дисциплины и периодических циклов разрушительной безработицы привели рабочих к организации. На рубеже XX века доминирующим голосом лейбористов стала одна национальная организация-Американская федерация труда. Отсутствие реальной власти, однако, отражается на численности ее членов: в 1900 году она составляла лишь 8,4% американской промышленной рабочей силы. Часть американской рабочей силы осталась почти полностью бесправной.

Хотя победа Севера в Гражданской войне привела к отмене рабства, политические, экономические и социальные возможности афроамериканского населения оставались ограниченными, а расистские настроения были широко распространены.

В течение так называемой прогрессивной эры после 1900 года переформирование многих особенностей американской жизни стало главной проблемой. На государственном уровне реформирующие губернаторы стремились добиться чистого правления путем введения элементов прямой демократии, таких как прямые праймериз для отбора кандидатов на государственные должности. Правительства штатов также приняли экономическое и социальное законодательство, в том числе законы, регулирующие часы работы, заработную плату и условия труда, особенно для женщин и детей. Однако осознание того, что государственные законы неэффективны в решении общенациональных проблем, привело к прогрессивному движению на национальном уровне.

Национальный прогресс был очевиден в администрациях Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона. При Рузвельте (1901-1909) Закон об инспекции мяса и Закон о чистых продуктах питания и лекарствах предусматривали ограниченную степень федерального регулирования коррумпированной производственной практики. Выраженный Рузвельтом принцип “Мы проводим черту против неправомерных действий, а не против богатства” гарантировал, что государственная защита должна быть в пределах, допустимых для крупных корпораций. Вильсон (1913-1921) был ответственен за создание дифференцированного федерального подоходного налога и Федеральной резервной системы, которые дали федеральному правительству роль в важных экономических решениях, ранее принятых банкирами. Как и многие европейские страны, Соединенные Штаты проводили политику, расширяющую функции государства.

К концу XIX века многие американцы считали, что Соединенные Штаты готовы к экспансии за рубеж. Тихоокеанские острова были ареной соперничества великих держав и свидетельствовали о вступлении Соединенных Штатов на империалистическую арену. Восточное Самоа стало первой важной американской колонией; Гавайские острова были следующими. Вскоре после того, как американцы превратили Перл-Харбор в военно-морскую базу в 1887 году, американские поселенцы получили контроль над сахарной промышленностью на островах. Когда гавайские аборигены попытались восстановить свою власть, США Для “защиты” американских жизней были привлечены морские пехотинцы. Гавайи были аннексированы Соединенными Штатами в 1898 году в эпоху американского националистического пыла, вызванного испано-американской войной. Поражение Испании побудило американцев расширить свою империю, приобретя Пуэрто-Рико, Гуам и Филиппинские острова.

Канада также столкнулась с проблемами национального единства между 1870 и 1914 годами. В начале 1870 года Доминион Канада имела только четыре провинции: Квебек, Онтарио, Новая Шотландия и Нью-Брансуик. С присоединением в 1871 году еще двух провинций—Манитобы и Британской Колумбии—Доминион теперь простирался от Атлантического океана до Тихого. Но подлинного единства достичь было трудно из-за недоверия между англоязычным и франкоязычным народами Канады. К счастью для Канады, сэр Уилфрид Лорье, ставший премьер-министром в 1896 году, смог примирить две основные группы канадцев и решить вопрос об отдельных школах для французских канадцев. Администрация сэра Лорье также стала свидетелем роста индустриализации.